Верность профессии

Уже много лет в нашей газете мы пишем о людях нашего города. О тех, кто его строил, о тех, кто в нём живёт и работает, о тех, кто оставляет яркий след на страницах истории Сосенского. И вполне закономерно, что в преддверии 65-летнего юбилея вновь и вновь вспоминаются люди, жившие в посёлке Шахтёрском-Сосенском в годы его становления.

Наш город появился на карте России благодаря шахтам, поэтому каждый год в последнее воскресенье августа мы чествуем тех, кто добывал уголь для страны. До этого дня осталось совсем немного времени. Сегодняшний рассказ — о человеке, шахтёрский стаж которого — 40 лет.

В мае 1955 года в Козельской (Сосенской) шахте №1 начал работать Василий Яковлевич Ларионов — горный мастер подземного участка. Он трудился в сосенских шахтах до дня их закрытия. А впервые Ларионов спустился в забой в 1947 году, после демобилизации. Фронтовику было 23 года.

Думаю, совсем нелишне рассказать о юности Василия. Он родился 5 апреля 1924 года в селе Болотское Тульской области. Прадед мальчика был лесничим. в лесу недалеко от села, на хуторе, жила большая дружная семья — прадед и пятеро его сыновей с жёнами и детьми. Шло время, — и  семья Васи (отец, мать, два его брата и сестра) переселились в село, а остальные разъехались по стране. Во время коллективизации отец Васи раскритиковал деятельность председателя колхоза — и в одночасье стал врагом народа. Его арестовали и сослали в Среднюю Азию, откуда он уже не вернулся. Осиротевшей семье жилось нелегко, особенно сыновьям. Ведь они были детьми репрессированного. Вася был младшим и учился в школе. Ему пришлось терпеть и неприязнь сверстников, и негативное отношение многих взрослых. Такие вот случаи одних ломают — а других закаляют. Позднее Василий Яковлевич вспоминал, что в школе в то время на перемене раздавали завтрак — булочки с чаем, а голодному парнишке объясняли, что ему завтрак не положен. Правда, один из учителей тайком подкармливал ученика. Паренёк тянулся к знаниям, и наперекор всему и всем учился хорошо. В пятнадцать лет его забрал брат отца, живший в Москве. Юноша легко поступил в московский станкостроительный техникум, отучился два года.

А потом — началась война. Всех второкурсников забрали в московское ополчение. Ларионову только-только исполнилось 17 лет. Студентов зачислили в 61 запасной строительный полк станковых пулемётчиков. В июле и августе дивизии народного ополчения занимались обучением личного состава, строили оборонительные сооружения. После войны солдат рассказывал, что они расчищали завалы после бомбёжек, тушили пожары, спасали людей, обезвреживали бомбы и снаряды. Оружия не хватало, так что ополченцам выдавали и отечественное старого образца, и трофейное и даже музейное.

В августе 1942 года ополчение перевели в состав кадровой армии. Василия направили в 362 запасной отдельный полк. Молодой боец принял присягу 10 августа, и по январь 1943 года был курсантом школы связистов. Затем в составе 527 миномётного полка командир отделения связи, специалист полевых кабельных линий Василий Ларионов прошёл через Румынию, Болгарию — до Берлина. Был радистом, часто под огнём противника устанавливал связь на передовой. В боях получил лёгкое ранение в ногу, но остался в строю. После победы их часть до апреля 1947 года находилась в Европе.

Солдата направили учиться в военно-командное училище. Интересна характеристика, выданная для зачисления (пожелтевший листок сохранился в документах Василия Яковлевича). Привожу выдержки из довольно объёмного текста: «Командир отделения ефрейтор Ларионов: член ВКП(б) с 1941 года. На фронте Отечественной войны с 1941 года. Имеет ранение. Награждён орденом «Красная звезда». Показал себя волевым и грамотным командиром, умеющим руководить людьми. Товарищ Ларионов кропотливо занимается над собой по повышению знаний, боевой и политической подготовки. Оружие и технику держит в чистоте и порядке. Физически вынослив, морально устойчив. Характеристика выдана 5 сентября 1946 года». Нужно добавить, что к тому времени у Василия Яковлевича были и другие боевые награды: медали «За освобождение Белграда» и «За победу над Германией».

Демобилизовавшись в 1947 году, фронтовик возвратился на родину. Правда, не в родное село — он устроился в Скуратовское строительное управление №9 подземным откатчиком. Уже в декабре работящего, инициативного парня откомандировали на учёбу в Скопинский горно-технологический техникум. Получив диплом, молодой специалист поехал по распределению, и в марте 1949 года был принят сменным техником в Черепетское стройуправление треста Тулауголь.

Шахта №8 находилась в Суворовском районе, в посёлке Центральном. Василий снимал комнату в доме на двух хозяев — родных братьев. На соседнем крылечке шахтёр заприметил симпатичную девушку, они начали общаться, ходить в кино, а через полгода, в 1951 году, поженились. Наталья Ивановна вспоминает: «Молодая я была, только 18 исполнилось. Образование — 7 классов, в восьмой не пошла — до школы далеко, 5-6 километров пешком. Работала стрелочницей на узкоколейке между шахтами. Вася мне понравился, он такой серьёзный был, обстоятельный, аккуратный, некурящий, непьющий — отличался от наших парней. Он на 9 лет старше меня. С ним было интересно и надёжно». Молодым дали комнату, а в 1952 году родилась дочь, Валентина. Василий не хотел, чтобы Наталья работала, и юная женщина занималась домом, ребёнком — муж любил уют и порядок. Шахтёр приходил домой усталый, но с удовольствием играл с дочкой, был очень внимателен к жене.

В октябре 1954 года шахта закрылась, Ларионова перевели в распоряжение треста Калугашахтострой и направили в Середейск. Жена и ребёнок остались в Центральном. Впрочем, через полгода Василию Яковлевичу дали работу на шахте в Сосенском. Ему предоставили квартиру (раньше там жил директор шахты Рупасов) — в фин­ском доме по улице Карла Маркса, с небольшим участ­ком для огорода. Приехала жена с дочерью, начали обустраиваться. В 1958 году родился сын, Николай. в жизни, наконец-то, появились определённость и стабильность, которых так не хватало Ларионову.

Работая горным мастером — руководителем производственной деятельностью бригад при проходке подземных выработок, Василий Яковлевич понимал, какая большая ответственность за жизнь шахтёров и выполнение плана ложится на его плечи. Он решает получить высшее образование по своей специальности. Для этого нужен был аттестат об окончании десяти классов, поскольку перед войной Василий техникум не закончил, и документов у него не было. И Ларионов поступил в сосенскую вечернюю школу. Учился охотно, не ради галочки, несмотря на усталость после смены. Получив аттестат зрелости­­ (в нём пятёрки и четвёрки), Ларионов подал заявление во Всесоюзный заочный политехнический институт в Москве по специальности «Строитель­ство горных предприятий». Закончил шахтёр институт в 1967 году, приобретя специальность «горный инженер-шахтостроитель». Ему тогда исполнился 41 год.

Приходилось нелегко. Работа в шахте, семейные хлопоты, подготовка к сессиям — времени на отдых не оставалось. Но упорства и терпения Ларионову хватало: начал дело — надо его завершить. Дочь помнит, как, приезжая из Москвы, отец обязательно привозил им с братом сладости, интересные игрушки, как радовался их восторгу от подарков. Не забывал и жену. Наталья Ивановна отметила, что Василий был хорошим семьянином, внимательным и любящим мужем и отцом. Она по его настоянию всю жизнь посвятила семье, детям. Однажды, когда Василий был на сессии, Наталья временно устроилась на работу. Приехав домой, муж ужаснулся: «А как же дети?! С кем они были?». И всё-таки Наталья Ивановна настояла на своём и пошла работать на производство. Когда открылась швейная фабрика «Пионерка», Ларионова устроилась швеёй, и проработала на фабрике до пенсии.

В 1984 году Ларионову пришла пора уходить на пенсию, однако он продолжал работать в шахте в той же должности — горный мастер. Интересно, что в трудовой книжке Василия Яковлевича нет отметки «Уволен в связи с выходом на пенсию», хотя выплату он, конечно, получал. В 1987 году последняя шахта в Сосенском закрылась. Ветеран долго дома не усидел: вновь устроился на работу. Дети выросли, обзавелись семьями, жена ещё трудится — как-то непривычно быть дома одному. Василий Яковлевич ушёл на отдых только в 69 лет.

О том, как оценен его труд, говорят записи в трудовой и награды: медаль «За доблестный труд», знак «Победитель социалистического соревнования», знак «Шахтёрская слава», медаль «Ветеран труда».

Умер Василий Яковлевич в 1999 году. Его жена, Наталья Ивановна, живёт в том же доме, который семья получила, приехав в Сосенский. Годы берут своё, но она с удовольствием занимается огородом. Супруги прожили вместе 48 лет — без ссор и ругани, любя и уважая друг друга. Воспитали детей. Дочь Валентина работала всю жизнь в сосенских библиотеках — СПТУ и техникума, сейчас на пенсии. Сын Николай стал кадровым военным, сейчас полковник в отставке, живёт в Москве. Его дети пошли по стопам отца. Видно, сказывается дедовский характер. Дочь постоянно находится с матерью, а сын с внуками и правнуками часто бывают у неё, помогают ей во всём.

Светлана ГОЛОШИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *