Призвание — строитель

Уже много лет в нашей газете мы пишем о людях нашего города. О тех, кто его строил, о тех, кто в нём живёт и работает, о тех, кто оставляет яркий след на страницах истории Сосенского. И вполне закономерно, что в преддверии 65-летнего юбилея вновь и вновь вспоминаются люди, жившие в посёлке Шахтёрском-Сосенском в годы его становления.

В воскресенье, 11 августа, страна отмечала День строителя. Поэтому нужно вспомнить одного из тех, кто строил город.

С чего начинался Сосенский? С геологоразведки, с решения, где строить шахты, с осмотра местности и, наверное, со слов: «Посёлок будет здесь». А затем через густой лес стали прокладывать просеки — от Шепелёво до будущих шахт и будущего посёлка, до Козельска; делать дороги-лежнёвки, осушать болота и ставить бараки для рабочих…

Первопроходцы прибывали на станцию Шепелёво — старожилы вспоминают, что там был какой-то барак. Кто приехал чуть позже, ютились где могли, чуть ли не в шалашах. Из Шепелёвки людей возили на грузовиках, многие нанявшиеся на работу из ближайших деревень приходили тропками через лес. Затем поставили первые — временные — бараки.

В мае 1953 года приехала на стройку и семья Киселёвых. Глава семьи — Николай Герасимович — имел профессию каменщика, так что работы по специальности было много.

Николай родился 15 августа 1921 года на Смоленщине. После школы уехал в Ленинград, поступил в училище, приобрёл мирную профессию каменщика. Но началась война… На воинскую службу Киселёв призван рядовым, затем ему присвоили звание лейтенанта. Служил в пехоте в должности командира отделения, участвовал в Сталинградской битве. Осколками снаряда бойца ранило в обе руки, один осколок прошёл насквозь, другой застрял. После лечения в госпитале лейтенанта направили в Козельскую дивизию инструктором. Дочь знает по рассказам матери, что отец обучал солдат. Победу Киселёв встретил в Козельске. Николай Герасимович награждён Орденом Отечественной войны и медалью «За победу над Германией».

Там же, в Козельске, Николай познакомился в офицерской столовой с девушкой официанткой — и влюбился. Чтобы расписаться, нужно было разрешение командира части. Получив разрешение, молодые сыграли свадьбу, а вскоре уехали к родителям Николая в Красноярский край. Офицер запаса стал работать участковым. Один за одним родились трое детей — Анатолий, Альбина и Зоя. Им дали дом, и, казалось, жизнь наладилась. Но тянуло в родные края. И в 1953 году Киселёвы решили вернуться в Козельск. Узнав о строительстве посёлка, Анатолий устроился в Козельское стройуправление, и  же 5 мая вышел на работу. Жить было негде, с тремя детьми поселились на Шепелёво в сарае. Альбина Николаевна (ей тогда исполнилось шесть лет), вспоминает, что в  арай часто заползали ужи. Так и жили — по соседству с ужами. Мать, Прасковья Андреяновна, не работала — не с кем было оставить ребятишек.

Жилья не давали — народу на стройке работало много. Осенью старший, Толя, должен был пойти в школу. Узнав, что в бараке около пожарной части освободилась комната, Прасковья заняла её. Их пришли выселять, но увидев детей-дошкольников, оставили комнату Киселёвым.

Бригада каменщиков возводила один дом за другим, а их бригадир так и жил с семьёй в одной комнате. Как-то к ним зашёл кто-то из начальства, увидел мальчишку, спавшего на полу, и распорядился, чтобы Киселёву выделили квартиру. Николая Герасимовича уважали, не раз за добросовестную работу объявляли благодарность. Так что квартиру они получили — двухкомнатную по улице Комсомольской.

Прасковья устроилась на работу мотористкой на водонапорную башню. Работать приходилось посменно, и днём, и ночью. Муж был против — всё-таки за детьми-школьниками догляд нужен, и через год мать семейства перешла в поссовет — счетоводом. Когда освободилась вакансия в горно-строительном техникуме, стала работать там, на должности заместителя директора по хозяйственной части.

А Николай Киселёв продолжал строить дома. Он вставал в пять утра, уходил — в шесть. Работа — на улице, и летом, и зимой. Бригадира ценили за трудолюбие, за умение разбираться в чертежах проектировщиков (говорили, что Николай читает чертежи как «Отче наш»), за качественную работу. В бригаде его уважительно звали «дедом» или Герасимовичем. Не раз Киселёва хотели повысить в должности, приглашали мастером в воинскую часть — он отказывался. В трудовой книжке странички о поощрениях и награждениях заполнены до последней строчки. В 1970 году Николай Герасимович был награждён медалью «За доблестный труд».

Спокойный, доброжелательный человек, Николай и дома никогда не повышал голос — ни на детей, ни на жену. С соседями по бараку жили дружно, часто собирались в общем коридоре, общались, пели песни — особенно зимними вечерами.

Так и жили. Дети выросли, Анатолий и Альбина закончили вечерний горно-строительный техникум, стали работать. Через какое-то время Анатолий уехал в Калугу (стал работать на турбинном заводе электриком), Альбина отправилась в Калининградскую область (там жили родственники), младшая, Зоя, в конце концов, выбрала Москву. Николай и Прасковья остались вдвоём — в бараке на Комсомольской. В 1972 году руководители СМУ, зная, что он сам никогда не попросит улучшения жилищных условий, вызвали Николая Герасимовича и поставили перед фактом: для него выделена квартира в пятиэтажном благоустроенном доме по улице Горького.

В 1981 году в трудовой книжке появляется запись: «Уволен в связи с уходом на пенсию по возрасту». Двадцать восемь лет Киселёв укладывал кирпичи, руководил бригадой каменщиков. Можно сказать, что его бригада (совместно с другими строителями) с нуля построила Сосенский, тот, что сейчас называют старым посёлком.

Но деятельная натура пожилого человека не позволила ему сидеть дома. Вскоре он устраивается плотником в ПМК-630, затем работает там же по своей основной специальности. Последняя запись в трудовой — от октября 1984 года. Воспротивилась его работе жена — годы брали своё, и старые раны тревожили, хотя фронтовик и не жаловался.

Николай Герасимович умер в 2007 году — после операции оторвался тромб. К тому времени с ними жила дочь Альбина, которая приехала ухаживать за родителями. Прасковья Андрияновна пережила мужа на восемь лет. Не болела, но, как говорит Альбина, слабела и угасала. Добром вспоминают старожилы чету Киселёвых — а Николай Герасимович оставил после себя и зримый след — в домах, построенных им, до сих пор живут люди.

Светлана ГОЛОШИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *