Планы и дела

На любом предприятии, большом или маленьком, главное – сотрудники, которые там работают. Люди разных профессий. Каждый со своим характером и видением жизни, с достоинствами и недостатками. Они — тот фундамент, на котором развивается производство. Сосенский приборостроительный завод для многих стал не только путёвкой в профессию, но и судьбой.

Светлана Викторовна Тарасова (Орлова) знает многие детали строительства завода не понаслышке. Она перевелась в дирекцию будущего предприя­тия в декабре 1972 года, Тарасову утвердили инженером по контролю качест­ва строительства. Светлана — уроженка Козельска, семья жила в посёлке механического завода. После школы Светлана Викторовна поступила в Брянский технологический институт на строительное отделение. Через три года перевелась на заочное обучение и стала работать в лесхозе, выписывая документы на рубку леса в отведённых для строительства участках. В середине четвёртого курса Леонтий Лимаенко предложил ей перейти в дирекцию завода, и после собеседования с Пичугиным молодого специали­ста приняли. Как бы ни называлась её должность за годы строитель­ства — инженер по контролю, инспектор технадзора, инженер-сметчик — суть работы была одна: обеспечение качества строительства согласно нормативам.

С 1972 по 1975 год работа Тарасовой и её сослуживцев была завязана на Министерство общего машиностроения СССР, а затем на заводе утвердили отдел капитального строитель­ства. Далее Светлана Викторовна работала инженером производственного отдела, затем начальником планово-производ­ственного бюро. В 1992 году перешла в ИП «Строитель» к Василию Васильевичу Линкину и продолжала там трудиться, после выхода в 1997 году на пенсию. Окончательно распрощалась Светлана Тарасова с работой в 70 лет. Она сможет с уверенностью­ сказать, что за время своей работы на предприятии обошла и проверила все заводские объекты, начиная от расчистки строительной площадки до закладки фундамента и возведения корпусов.

В течение 1972 года на предприятие М-5990 (будущий приборостроительный завод) принято 36 специалистов разного профиля, которые решали и вопросы строительства, и вопросы организации производства. Строительство велось по разработанным технологическим проектам, уже первого декабря были сданы в эксплуатацию корпуса учебного комбината (СПТУ-25), и на его базе сразу же возникла так называемая седьмая площадка — основа будущего производства.

Подготовка к оснащению двух цехов началась ещё в прошедшем году — командой инженеров велось планирование, готовились спецификации. Александр Постнов, старший инженер по нестандартному оборудованию, с февраля 1972 года то и дело ездил в командировки в Москву, согласовывая поставки нужного оборудования и материалов.

Первого декабря 1972 года был создан механический цех (№ 737). В целях отделения строительства от производства его закрепили за цехом контрольно-измерительных приборов и аппаратуры головного предприятия в Москве.
Восемнадцатого числа заместителем начальника цеха принят Иван Севастьянович Бедин (должность начальника штатным расписанием пока не предусматривалась).

Иван Севастьянович Бедин родился в деревне Слаговищи Козельского района в 1938 году. После школы поступил в Боровский сельскохозяйственный техникум и получил специальность «техник-механик». По распределению работал инженером-механиком на ульяновской МТС. Здесь же познакомился с будущей женой Валентиной. В 1960-м вернулся в родные края, устроился на Козельский механический завод технологом. В конце 1972 года Бедин перешёл на будущий СПЗ.

На Ивана Севастьяновича возложили задачи освоения производства и подготовку производственных кадров. Бедин, по отзывам сослуживцев, был «трудоголиком», поэтому с энтузиазмом взялся за казавшееся неподъёмным дело. Вряд ли в то горячее время, когда завод только вставал на ноги, можно было работать иначе. Обладая огромными знаниями и на практике приобретая опыт, Бедин многое сделал для становления производства. Начал с изучения планировки размещения оборудования. Поскольку приборостроение для наших краёв было делом совершенно новым и незнакомым, Ивану Севастьяновичу пришлось много ездить, набираться опыта на Харьковском заводе радиотехники, на головном московском предприятии. Первую планировку Моск­ва «зарубила». Пришлось готовить новую, не в подвальных помещениях, а на первом этаже производственных мастерских. Её утвердили.

Началась серьёзная работа по размещению оборудования. Москва поставляла станки, их устанавливали, монтировали и осваивали. Утверждается штатное расписание будущего предприятия, куда входят мастера, бухгалтерия, экономисты, ОТК и другие специалисты. Полным ходом идёт набор людей и обучение рабочим специальностям: радиомонтажник, механик, слесарь, токарь, регулировщик. Обучение ведётся на месте специалистами Козельского механического завода.

В середине сентября 1973 года Бедин становится начальником цеха. Начинается серьёзная подготовка к будущему производству. По приказу Москвы предприятие выпускает оснащение для собственных нужд, так называемое нестандартное оборудование. Некоторые изделия, например столы-ретуши для подсветки чертежей, отправлялись и на головное предприятие. Первое время приходилось трудно. Подготовка специалистов только начиналась, не хватало элементарных гаек и болтов, не говоря уже о более серьёзных инструментах. Заводская бортовая машина, которая возила из Москвы материалы и инструментарий, оказалась по правилам охраны труда непригодной для перевозок такого рода. Бедин «выбивает» на НИИАПе автомобиль-будку. С обеспечением на предприятии стало легче. Интересные подробности: заработную плату работники предприятия получали также в Москве. В столицу за деньгами отправлялась машина без охраны, лишь гораздо позже деньги стали перечислять через банк. И ещё: до того, как производство полностью наладилось, детали для никелирования, оцинковки и хромирования приходилось возить в Москву, можно сказать, в сумке. Своя «малярка» на заводе появилась позже.

В последующие годы случалось много нестыковок и неполадок, и это понятно — производство начиналось с нуля, у молодых рабочих своих наработок нет. Приходилось то и дело обращаться в головное предприятие за консультациями — Иван Севастьянович в то время буквально «не вылезал» из Москвы. Дирекция НИИАП с пониманием относилась к молодому производ­ству, всячески содействуя в обеспечении его оборудованием, материалами, инструментом и оснасткой.

К моменту образования четвёртого производства (1974-75 гг.) предприятие уже было готово к приёму серьёзных заказов от НИИАП. Рабочие и технологи, наконец, получили возможность заниматься своими прямыми обязанностями. К тому же на завод прибыло пополнение: летом 1974 года после учёбы в Днепропетровском механическом техникуме возвращается группа новоиспечённых техников-технологов — 50 человек.

Наладив производство, Иван Бедин первого ноября 1976 года переходит на должность начальника бюро техники безопасности и работает в этой должности до ноября 2002 года. В его обязанности входит обеспечение безопасности, технической исправности заводского оборудования, соблюдение работниками техники безопасности, обеспечение их средствами индивидуальной защиты и многое другое. И со своими обязанностями Бедин справлялся честно и добросовестно, работая порой в две смены, без выходных, даже в критические для завода перестроечные годы не помышляя об уходе. «Я прирос к заводу, знал всех его работников в лицо, — сказал как-то Бедин. — Бросить дело всей жизни было просто немыслимо». Вспоминая то время, Иван Севастьянович говорит, что территория завода представляла собой сплошной котлован, заполненный водой. То, что за рекордно короткий срок здесь появятся прекрасные заводские корпуса, невозможно было даже представить!

В семейной жизни Иван Севастьянович был счастлив. Поженившись, Иван и Людмила уже не расставались. Вместе трудились на механическом заводе, вместе вырастили двух сыновей (быть с детьми приходилось поочередно в перерывах между командировками). Валентина Ивановна пришла на предприятие в марте 1973 года в качестве инженера отдела кадров и трудилась до пенсии. О Бединых многие помнят и на заводе и в городе. Внук Павел в настоящее время работает на столь любимом дедушкой и бабушкой предприятии, которому они отдали более тридцати лет. (Для очерка использованы материалы статьи Ирины Токаревой, 2004 год).

В дирекцию строящегося предприятия в январе 1972 года принята старшим инженером и Лидия Андреевна Тукмакова (Долгова). Она родилась в селе Ребриха Алтайского края. В семье было пятеро детей, поэтому Лидии рано пришлось стать самостоятельной. Она уехала в Барнаул и поступила в статистический техникум. После окончания учёбы отправилась по направлению в Иркутск, работала экономистом в статистическом управлении. Молодая девушка быстро освоилась в коллективе, специальность ей нравилась и была в то время востребована. Жильё она получила сразу, а вскоре вышла замуж. Отработав в управлении восемь лет, уволилась, так как мужа перевели в Козельск. В Козельске не сразу нашла себе работу по душе, но затем пришла на будущий завод.

Лидия Андреевна хорошо помнит всех сотрудников, с которыми работала в те годы: Иван Овчаренко (начальник отдела), Александр Постнов, Светлана Тарасова, Виктор Коржанов — все они занималась обеспечением оборудования для предприятия, готовили спецификации того, что необходимо на данный момент. В феврале следующего года Тукмакову перевели в цех 737, уже старшим экономистом (планового отдела ещё не было, только штатная единица). В 1975 году, когда построили корпус для ИТР, организовали планово-экономический отдел (ПЭО) и через два года Лидию Андреевну назначили начальником планового отдела. В 1981 году Тукмакова перешла в отдел главного технолога старшим инженером-экономистом, и продолжала трудиться на своём месте после выхода на пенсию. Лидия Андреевна отработала на заводе 27 лет. Сейчас — домохозяйка, занимается вместе с мужем дачей. Во всём помогает взрослый сын, который живёт с ними.

Нина Андреевна Мягкова родом из деревни Красный Клин. Рано оставшись сиротой, она воспитывалась в детском доме в Оптино. После восьмого класса поступила в училище в Людиново, получила профессию маляра. Направили Нину в Сосенский, три года она жила и работала в молодом посёлке. Затем, уехав, несколько лет девушка искала себе работу по душе и по силам. В 1964 году вернулась в Сосенский. Наконец, работая на «Пионерке», обрела своё жильё — комнату в трёхкомнатной квартире. К этому времени она уже вышла замуж, муж работал шофёром в автобазе. Когда директор «Пионерки» переходил на строящийся завод, Нина Андреевна попросила его помочь с переводом в дирекцию, и в 1972 году стала работать кладовщиком на складе. Кстати, в бараке по улице Комсомольской в одной половине находилась дирекция строящегося предприятия, в другой — контора подрядчиков-строителей (руководство воинской части № 93303). Поблизости стоял барак, приспособленный под склад для оборудования. Там и работала Нина Андреевна. Она вспоминает, что порой оборудование не успевали расположить на складе — его сразу же забирали в цех. Из-за этого случались и накладки.

В личной жизни у Нины Андреевны случилась большая беда, которая ударила по молодой женщине и морально, и физически. Она почти год провела в больнице, травматолог настаи­вал на нерабочей группе, но Мягкова отказалась, правда, хотела перейти на более лёгкий труд. К тому времени склад уже перевели на территорию завода, построили ангары для прибывающего оборудования. Нине Андреевне выделили двух помощников, бригаду такелажников (как полагалось по штатному расписанию) — и уговорили остаться. Она продолжала работать до 1991 года, а потом всё же уволилась по состоянию здоровья. Подлечившись, ещё три года Мягкова работала в неврологическом отделении сосенской больницы, а затем вышла на пенсию. С тех пор так и живёт, как все пенсионеры страны — днём немного гуляет (женщина передвигается с трудом), вечером газеты, книги и телевизор. Но Нина Андреевна, несмотря на все жизненные передряги, с оптимизмом смотрит в будущее.

Светлана ГОЛОШИНА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *