Модернизация моногородов — «перезагрузка»

В конце января на базе московской школы управления Сколково прошла конференция по вопросам поддержки и развития моногородов. В работе конференции принял участие первый заместитель председателя правительства Российской Федерации, председатель комиссии по экономическому развитию и интеграции Игорь Шувалов.

В числе других мэров моногородов, приглашение на конференцию получил глава администрации Сосен­ского Дмитрий Шмаков. Мы попросили Дмитрия Алексеевича рассказать «НГ» об этой встрече.

«Сегодня на территории Российской Федерации существует около трёхсот моногородов. Они условно поделены на три группы — «красную», «жёлтую» и «зелёную». «Красная» группа — это те города, где всё совсем плохо. В «жёлтой» — находимся мы, в «зелёной» — всё замечательно. Таких мало. В 2014-2015 годах поддержка федерального центра шла только в адрес «красной» группы. Мы работаем с фондом поддержки моногородов с 2010 года, и в настоящий момент федеральное финансирование нашей площадки практически не производится. Поэтому помимо тех целей, что обозначены в программе конференции, была ещё одна — напомнить о том, что надо бы по-хозяйски завершить начатое, доделать то, во что вложены деньги. Это получилось.

В групповой работе на конференции обсужда­лись различные формы поддержки моногоро­дов, — продолжил глава администрации, — к тем, что уже существуют предлагались новые. Принимая во внимание различия самих городов, работа была сложной — ведь мэр Норильска, к примеру, никогда не поймёт проблемы небольшого города, в котором градообразующее предприятие — лесопилка, оставшаяся с советских времён.

В Сосенском главная проблема — безработица. У нас нет достаточного количества рабочих мест с достойной зарплатой, чтобы занять всех, чтобы люди не уезжали из города. Поэтому я попытался донести до федеральных властей мысль о том, что мы хоть и не находимся в «красной зоне», но если ничего не делать, мы туда свалимся. Это тоже получилось. Все понимают, что моногорода это не какое-то проклятие, это экономическая данность, которая есть во всех странах. Нужно немного помочь этим территориям, привлечь в них какую-то дополнительную экономическую активность и они расцветут.

Как помочь? Перед конференцией мы встречались с министром экономического развития нашей области, и он спрашивал, какие меры помощи можно оказать нашему городу. Я ответил ему, что нужно развивать индустриальную площадку, которая у нас, хоть и не до конца, но уже построена. Что теперь её нужно заселять: «Но к вам же не едут инвесторы?» — спросил министр. — Едут. Редко, но едут. Мы ищем их всеми доступными нам способами. Они приезжают, но нам их зацепить нечем. Почему он должен построить своё предприятие в Сосенском? Логистика у нас не самая лучшая — все крупные транспортные узлы находятся значительно севернее».

— У нас есть серьёзное преимущество — низкий уровень зарплат.

— Да. Уровень зарплат это почти самый главный наш козырь. Но при развитии промышленности и предприятий, как правило, этот козырь через некоторое время исчезает. Когда мы задействуем всех работников, уровень зарплат начнёт расти. Предприятию нужны рабочие руки, а люди ищут лучшие условия — и начинают уезжать. Чтобы их удержать поднимают зарплаты. И каждый потенциальный инвестор понимает, что уровень зарплат — это недолгий бонус. Три, максимум восемь лет.

Есть другой инструмент. Он был разработан правительством для Дальнего востока. Он называется «Территория опережающего развития». Вот применение этого инструмента мы и предложили перенести на моногорода. И, что важно в сложившихся условиях, он не требует дополнительного финансирования, не требует сиюминутных вложений. Он просто даёт новым инвесторам время на развитие производ­ства. Даёт им 10 лет, в течение которых действуют налоговые льготы. Первые пять они более серьёзные, в последующие — поменьше, но они всё равно есть. И это очень весомый аргумент для инвесторов, чтобы выбрать именно эту, конкретную площадку.

Мы эту мысль сумели донести. Сначала Шувалов пообещал, что правительство федерации присвоит этот статус всем без исключения моногородам. Правда, на второй день конференции пришло разъяснение, что статус территории опережающего развития будет даваться тем городам, где команда управленцев пройдёт обучение (его обеспечивает федеральный центр) и защитит программу развития. То есть у тех людей, кто работает в городе, тоже должно быть понимание того, что нужно делать. У нас, в принципе, оно есть. Нам проще потому, что мы начали этим заниматься ещё в 2010 году, и уже тогда был защищён комплексный инвестиционный план развития нашего города. Он уже существует. Сейчас немного поменялся вектор развития, но это частности.

Специалисты федерального центра уже обучили по этой программе семь команд. Это команды из Краснотурьинска, Набережных Челнов, Надвоицы, Лузы, Анжеро-Судженска, Каспийска и Юрги. Обучение остальных команд предлагали растянуть на три года, но Шувалов высказался против такого подхода: «Три года — это слишком долго — некоторые экономики успеют за это время погибнуть». Поэтому на второй день конференции до нас довели решение о том, что обучаться все будут в этом году. На трёх площадках — корпоративный университет Сбербанка, Академия народного хозяйства Российской Федерации и Сколково — пройдут обучение команды из трёхсот моногородов. Каждая команда — пять человек. От Калужской области будет представлено две команды — из Кондрово (в 2015 году ему тоже был присвоен статус моногорода) и наша, сосенская.
— Уже известно, кто войдёт в команду?

— Мы направили свои предложения в министерст­во экономического развития области, и они сейчас прорабатываются. В обязательном порядке в обучении должны принимать участие местные управленцы, включая главу администрации. Однако я считаю, что в команде должны быть представители района и области — мы же в связке работаем. Область курирует и финансовые потоки, и обеспечение ресурсами. Но, повторюсь, этот вопрос ещё решается.

— Сроки обучения?

— Я думаю, что до конца года команда должна быть подготовлена. О точных сроках будет отдельное уведомление.

«Помимо этого, нам с коллегой из Кондрово (и на конференции нас поддержали представители других городов) удалось донести ещё один возможный механизм помощи. Это создание при фонде поддержки моногородов института кураторства. За каждым городом будет закреплён специалист, который мог бы углублённо разбираться в наших проблемах. Было принято решение о том, что на десять городов закрепят одного куратора. Соответствующих специалистов поручили подобрать ректору Сколково».

— Дмитрий Алексеевич, инструменты, о которых вы сейчас рассказывали, применимы для привлечения инвесторов на уже построенную площадку. А насколько готова наша, сосенская?

— Уже сейчас площадка может принимать инвесторов. Если только это не глобальное предприятие, которое потребует задействовать всю площадь. У нас часть площадки очищена от леса, выравнивание будет проведено в рамках соглашения с инвестором, под конкретные цели. Водой территория технопарка обеспечена в полном объёме. Система водоотведения действует в полном объёме. Система газоснабжения практически готова. Я оговорился — практически, потому что газопровод на данном этапе подведён к одному углу площадки, а вода к другому, но сведение их в одну точку решается быстро — появится инвестор, сделаем.

— Электричество?

— Там есть десятикиловольтная линия, которая идёт на Аммонитный. Она идёт прямо через территорию парка. Мы проконсультировались с энергетиками и получили ответ, что на ней имеются свободные мощности в размере двухсот — двухсот пятидесяти киловатт. Инвестору нужно будет только поставить свою трансформаторную подстанцию. На период строительства и на первое время этого достаточно. При этом губернатор дал нам твёрдое обещание, что как только появится инвестор, сразу будет ускорено строительство дополнительных мощностей на подстанции Шепелёво. Проект полностью готов, прошёл все необходимые согласования. Но сегодня, в условиях недостаточности областного бюджета, нет возможности строить с опережением «на всякий случай».

— Уточните, пожалуйста — линия, о которой вы говорили, не запитывает старый город?

— Нет, это отдельная линия, нагрузка на город при подключении к ней не возрастёт.

«А инвесторы к нам приезжают очень интересные, — продолжил Дмитрий Алексеевич, — чуть-чуть не хватает, чтобы их заинтересовать. Поэтому получение сосенским технопарком статуса территории опережающего развития для нас очень важно. И главное — это такое решение, которое не нанесёт ущерба существующей экономике, градообразующему предприятию. Даже областным и федеральным бюджетам — сейчас-то этих налоговых платежей в принципе нет. Вот «сядет» инвестор на площадку — пусть он первые пять лет не платит, но зато потом останется здесь, у нас — выстроенное ведь не унесёшь».

— Сколько инвесторов может принять площадка?

— Всё зависит от того, какой это инвестор. Если это будет «Фольксваген», к примеру, то одного. Но большинство современных высокотехнологичных предприятий это, как правило, не очень объёмные производ­ства. Таких можно принять несколько.

— Если инвесторы будут приходить в разное время, не получится у нас этакий «Шанхай» на площадке?

— Мы работаем в связке с Корпорацией развития Калужской области. У них масштабный опыт по заселению индустриальных парков. Они оценивают запросы инвестора и в соответствии со стратегией заселения, чтобы оно не мешало следующим, выделяется место на площадках. Этот опыт будет использоваться и у нас. Распределение будет планомерным и абсолютно продуманным.

— Высокотехнологичное производство предполагает, что людей на нём задействовано немного.

— Все инвесторы, которые к нам приезжали, на первом этапе предполагали задействовать на производ­стве около ста человек. И представители высокотехнологичных предприятий, и те, кто предполагал там, к примеру, сельскохозяйственной переработкой заняться. Это связано, в частности, с особенностями налогообложения. Но с чего-то нужно начинать. Любое производство, если это не исследовательское предприятие, не прототипирование чего-то, оно всегда предполагает возможности расширения. Опять же, мы говорили выше, что площадка способна принять не одного инвестора.

«Также, — продолжил Дмитрий Алексеевич, — я попытался продвинуть в качестве поддержки помощь градообразующим предприятиям. Но это предложение не прошло. Только в индивидуальном порядке, в особо критичных случаях. Цель всей программы — диверсификация экономики моногородов, а не поддержка уже существующих производств. Хотя я по-прежнему считаю, что это не совсем верно».

— Вопросы увеличения финансирования поднимались?

— На этот год в федеральном бюджете на поддержку моногородов запланировано четыре с половиной миллиарда рублей. Но эта помощь пойдёт только в адрес городов «красной зоны». В своих докладах мы высказывали пожелания хоть чуть-чуть помогать «жёлтой». Не ждать, когда эти города упадут в «красную», чтобы потом всем миром их оттуда вытаскивать. Ответ был следующим: «При защите проектов это может быть учтено, и тогда в 2017 году возможны изменения в сложившемся порядке финансирования».

— На протяжении всего интервью вы говорили о мерах по развитию города. Когда я читал программу конференции, я обратил внимание на то, что её целью заявлена «перезагрузка» программы модернизации моногородов. А в чём она заключалась?

— Перезагрузка заключалась в том, что к нам вновь развернулись лицом. В последние годы внимание городам вне «красной зоны» не уделялось совсем. Они были и… были. На федеральном уровне им никто не помогал. В первую волну помощи моногородам мы попали, когда «запрыгнули» в эту программу. В ней на тот момент находилось всего четырнадцать городов. Но, к сожалению, то, что было задекларировано федеральным центром в начале, не было реализовано до конца. Помощь фонда поддержки развитию моногородов должна была составлять 95 %, а по факту получилось — 5 %. Нечестно получилось…

Google+

Модернизация моногородов — «перезагрузка»: 3 комментария

  1. «…выстроенное ведь не унесёшь». Ну да, останется на память городку жестяной ангар на отшибе. ИМХО, еще годика два-три такой «индустриализации» и продадут ту земельку под ИЖС залетным толстосумам. Лес напрасно вырубленный вот только жалко.

  2. Скорее реалист. Пять лет прошло, а кроме воды и газа по «границе участка» да неокультуренной вырубки там ничего не появилось. Даже подъезда
    нормального нет. Естественно, что увидев это в натуре, инвесторы делают разворот на 180*.
    ИМХО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *