«…Куклы так похожи на людей»

Некоторое время тому назад мне с друзьями посчастливилось побывать в музее «Берегиня». Мне уже доводилось писать о нём. Но то было с чужих слов, а вот теперь довелось самому оказаться в этом особом, возможно, единственном в своём роде на всей планете месте. Бесспорно, что лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать

Двухэтажный деревянный дом, в котором сосуществует огромное собрание обрядовых и прочих кукол, находится в селе Козлово. Оно же располагается на берегу речки Росвянки между посёлками Куровской и Росва, ставшими недавно городскими округами Калуги.

Хотя от областного центра до музея не слишком далеко — километров тридцать — добраться до него можно только на своём транспорте, так как автобусного маршрута туда нет.

Итак, мы входим в таинственный сельский особнячок… Вообще-то трудно сказать, что это — музей в жилом доме или жилой дом при музее: на первом этаже — куклы, на втором — хозяйка — Р. Я. Тарасова. Хочется сразу сказать, за свои труды-заслуги Римма Яковлевна носит звание народного мастера России.

Кукол здесь две с половиной тысячи! Коллекция собирается более тридцати лет. Для её пополнения Тарасова ездила по деревням, беседовала со старожилками…

И ныне это замечательное собрание постоянно увеличивается. Хотя теперь и не за счёт основного контингента — берегинь, ради которых всё и затеяно. Дело в том, что старушек — хранительниц традиций — почти не осталось. Поэтому уже несколько лет истинно народные куклы в музей не поступают. Печально!

Наверное, надо рассказать, что такое кукла-берегиня? Её назначение явствует из самого названия. Она хранила семью от злого и завистливого глаза, от телесных и душевных недугов и прочих многочисленных напастей.

Так что такие куклы создавались не для пустой забавы, а имели важное предназначение. Они сопровождали всех членов семьи от рождения до похорон.

Это внутреннее — виртуальное — содержание берегинь. А теперь — об их внешности. Важно отметить их принципиальную особенность — все они не имеют лица.

Дело в том, что оно определяет характер, а он ведь может быть и не добрым. Поэтому лица рисовали только тем куклам, которые вскоре в обрядовых целях уничтожались.

Так что кукольница считает, что её матерчатые создания походят на их прототипы не столько внешне, сколько внутренне. Мистика, однако!

Увлечение Тарасовой имеет и научный аспект. Так, коллекция систематизирована и описана — каждая «единица хранения» имеет паспорт. В него занесено название куклы, её назначение, родина, места бытования, технология изготовления и прочие примечательные сведения.

Известны семь техник изготовления берегинь. Каждая из них характерна для какого-то периода времени и сторонки. Например, обереги, крестцы, закрутки, стригушки.

А теперь поведаю о важнейших и любопытных особенностях изготовления берегинь. Их делали (к сожалению, вынужден поставить глагол в прошедшее время) только женщины. При этом не использовались инструменты — ножницы и иголка. Кроме того, процесс нельзя было прерывать — кукла обязательно делалась за один присест.
Помимо кукол-оберегов, которых в музее несколько сотен, здесь есть и другие рукодельные игрушки — дымковские, филимоновские, хлудневские, гжельские…

Народные куклы — огромная составляющая русской культуры и истории. Увы, она практически потеряна и забыта.

В собрании имеются и фигурки, по нарядам которых можно судить о национальных костюмах сорока с лишним стран.

В коллекцию также входят и автор­ские произведения.
А вот современные фабричные куклы, несмотря на их дорогие нарядные платья, хозяйка, похоже, не жалует. Они у неё скучают в закутке при входе.

Кстати, разместить бы коллекцию в десятке, а лучше в дюжине залов! А то глаза разбегаются, почти ни на чём не останавливаясь. И это не есть хорошо! Ведь при такой скученности возникает занятный психологический эффект. Поясню его примером. Представьте: оголодавшая акула врезается в огромный косяк сардин. Казалось бы, поживиться есть чем, но вот парадокс — охотнице трудно поймать даже одну рыбёшку, так как она не может сосредоточиться ни на одной конкретно.

Возможно, именно поэтому Римма Яковлевна сама обратила наше внимание на изюминку своей коллекции — особенный календарь, составленный из берегинь. Она работала над его созданием более пятнадцати лет. В нём каждому месяцу соответствует своя кукла. Они закреплены по кругу на панно. Хозяйка с любовью рассказала о каждом из этих антропоморфных, то есть человекообразных, оберегов. А через их особенности занимательно представила быт, уклад, верования и чаянья наших пращуров, праведно живущих на родной земле-кормилице, земле-матушке.

Именно в этом музее понимаешь, как много мы потеряли!

К сожалению, у Риммы Яковлевны нет ни постоянных учеников, ни преемников. Невольно возникает вопрос: неужели дело жизни этого замечательного человека пропадёт? Ведь формально — по обязанности — плодотворно заниматься ни одним душевным делом нельзя.

В книге посетителей я оставил каламбурную запись, лапидарно выражающую суть собрания кукол-оберегов: «Здо ́рово и здоро ́во!»

Валерий ЦВЕТКОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *