Чего только порой не случается!

В позапрошлом номере был опубликован репортаж об открытии на площади Героев-козельчан стелы. Она воздвигнута в честь дважды Героя Советского Союза Маршала Советского Союза И. Х. ­Баграмяна. В торжестве приняли участие Иван Сергеевич и Карина Сергеевна Баграмяны — внук и внучка выдающегося военачальника.
Bagramyn
После митинга мне посчастливилось побеседовать в неформальной обстановке с Иваном Сергеевичем. Конечно же, меня интересовало то, каким Иван Христофорович был в обычной жизни, он как личность, а не его лакированный официозом, не мемуарно-хрестоматийный образ.

Иван Сергеевич оказался под стать своему деду — открытым, добродушным человеком — и рассказал о нём пару интересных историй, притом ещё и любезно разрешил опубликовать приведённую ниже.

Дело было после войны. Прославленного маршала вызвали в Кремль на очередное торжество государственного масштаба. По этому поводу, конечно, полагалось быть, что называется, при полном параде.

В это время Иван Христофорович находился на подмосковной даче. В назначенный час автомобиль, который должен был отвезти Баграмяна, не прибыл. Ожидание оказалось напрасным. Что делать?

И маршал Советского Союза Герой Советского Союза (вторую медаль «Золотая Звезда» он получил позже — в 1977 году) в мундире, на котором красовались все награды, вышел на обочину дороги и стал голосовать.

Наша справка
И. Х. Баграмян был удостоен дважды звания Герой Советского Союза, семи орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции, трёх орденов Красного Знамени, двух орденов Суворова первой степени, орден Кутузова первой степени, ордена «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» третьей степени, ордена Карла Маркса (ГДР), ордена Народной Республики Болгария первой степени (НРБ), двух орденов «Возрождения Польши» степени кавалер, ордена Сухэ-Батора (МНР), ордена Красного Знамени (МНР), многих медалей Советского Союза и других стран.

Ныне, когда одной из вопиющей проблем стали пробки в самой столице и на подъезде к ней, трудно вообразить скудость тогдашнего движения. Личные автомобили представляли большую редкость, междугороднее автобусное сообщение почти отсутствовало да и грузовой транспорт пребывал в дефиците. Так что Баграмяну ещё пришлось подождать.

Представляю реакцию простого колхозного шофёра, который увидел голосующего бравого военачальника при всех сияющих регалиях! Конечно, водитель остановился. Иван Христофорович, объяснив ситуацию, попросил отвезти его в Кремль. Шофёр, не выходя из состояния растерянности, предупредил:
— Мне в центр нельзя…
— Со мной можно! — отрезал маршал. — Поехали!
В то время авторитет фронтовиков, тем более видных военачальников, не был ещё формальным, поэтому водитель грузовика не мог отказать в столь необычной и проблемной для него просьбе и, забыв на время о своей путёвке, до упора нажал на педаль акселератора.

Действительно, видавшая виды полуторка беспрепятственно миновала все посты ОРУДа (отдел по регулированию уличного движения). «Иконостас» (так тогда называли многочисленные награды на груди крупных полководцев) стал лучшим пропуском.

По прибытии на место Иван Христофорович хотел рассчитаться с отзывчивым водителем за оказанную услугу, но тот наотрез отказался. Зато этот особый случай наверняка стал преданием не только в семье маршала, но и шофёра.

Спешащий Баграмян попросил постового милиционера обеспечить беспрепятственный выезд грузовика из столицы. Надо полагать, что просьба Маршала Советского Союза оказалась равносильной приказу.

Как выяснилось, легковой автомобиль, который должен был заехать за военачальником, вышел из строя. Трудно представь, но уровень тогдашней техники находился на таком уровне, что ломались и машины из спецгаража, а даже государственная элита не имела радиосвязи. Мобильные же телефоны в то время не могли предвидеть даже фантасты. И как только тогда жили?! Вот так и жили!

На фото: Иван Сергеевич Баграмян выступает на митинге по случаю открытия памятника его прославленному деду.

Валерий ЦВЕТКОВ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *