Было всякое…

Несмотря на большую разницу в возрасте, с этим человеком у нас были добрые, приветливые отношения. К сожалению, «были»… Н.К. Сиваев запомнился завзятым библиофилом, тонким интеллигентом, умным, пожалуй, даже мудрым собеседником. Так что Николай Кузьмич обладал качествами, являющимися большой редкостью.

Он жил в соседнем доме, поэтому временами мы попадались друг другу навстречу.
Как-то по моей просьбе он припомнил несколько эпизодов из своей фронтовой жизни. Три из них были опубликованы к 60-летию Победы — в № 252 «НГ», а два, также непростых и примечательных, ждали своего времени.

Следует отметить, что в советское время о таких случаях из военной жизни написать было нельзя.
Никаких других событий фронтовик уже не поведает. Пишу это со вздохом сожаления.

Об ушедшем бойце

Вначале вкратце напомню о жизненном пути Сиваева.
Он родился в 1918 года на Черниговщине.
В двадцать лет его призвали в Красную армию. Службу Николай начал в 203-м гаубично-артиллерийском полку 9-й армии, которая дислоцировалась в Молдавии (Одесский военный округ). Вначале он был радистом, потом — номером орудийного расчёта, затем воевал автоматчиком в 279-м стрелковом полку 298-й стрелковой дивизии.
Его боевой путь: Унгены, что на реке Прут, — Киев — Кувшиново (Тверская область) — Даугавпилс — Шяуляй — Пиллау (ныне — Балтийск).

Войну Николай Кузьмич закончил в звании старшего сержанта. Он был пять раз ранен и тяжёло контужен.
Его наградили орденами Красной Звезды и Отечественной войны 1-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией», Жукова, рядом юбилейных, в том числе «30, 40, 60 лет Победы», знаком «Фронтовик».

Бунт

Несмотря на то что война всё ближе и ближе подходила к границам нашей Отчизны и уже не было той гнетущей безысходности первого года войны, всё же порой возникали случаи малодушия.

В одном из взводов полка, в котором служил сержант Сиваев, началась буза. Несколько зачинщиков, недовольных советским строем, без большого труда разложили дух воинов, уставших от долгого пребывания на передовой, от нахождения на волосок от смерти. Бойцы отказались идти в очередную атаку.

Но мятеж был прекращён решительно и быстро. Подразделение особистов окружило вышедший из повиновения взвод. Больше этих солдат никто не видел, но об их дальнейшей судьбе догадаться нетрудно.

«Сон в летнюю ночь»

Однажды на фронте Николай Кузьмич увидел странный, можно даже сказать, несусветный сон. Мол, играет он, сержант, в шахматы … с самим Сталиным. У вождя рукава были почему-то закатаны, а руки по локоть — в чём-то тёмном. В крови, что ли? Шахматная партия была очень упорной…

Проснувшись, «партнёр Сталина» вылез из окопа, где спал, на бруствер, чтобы погреться в лучах восходящего солнца, благо, что его подразделение находилось не в первой линии. Николай не удержался и поделился с товарищами удивительным виртуальным приключением, опуская, конечно же, подробности, сами понимаете какие.

И вдруг за своей спиной незадачливый рассказчик услышал вроде бы безобидный вопрос: «И кто же из вас победил?» Но в интонации спрашивающего Николай уловил нечто, заставившее его насторожиться. «Стукач!» — подумалось Сиваеву. Людей с гнильцой всегда имеется с избытком, а в те страшные времена любой опрометчивый поступок мог стоить жизни. И Николай поспешил с лояльным ответом: «Конечно же, ­Иосиф Виссарионович выиграл! А ты, что, мог усомниться?!» Потенциальный доносчик был явно разочарован.

Теперь же можно сказать, что Николай Кузьмич взял грех на душу — вынужденно соврал. На самом же деле в ночном интеллектуальном поединке он всё же одолел товарища Сталина.

Валерий ЦВЕТКОВ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *